Фортепианная игра. Ответы на вопросы о фортепианной игре. Маленькая книжка простых наставлений

  

Фортепианная игра

Ответы на вопросы о фортепианной игре

ВДОХНОВЕНИЕ В ФОРТЕПИАННОЙ ИГРЕ

Соответствующие изменения произойдут с туше и звуковыми красками.

Если же говорить о духовной стороне фортепианной интерпретации, то она зависит от абсолютной свободы, от состояния духовной и физической раскрепощенности, в которой находится исполнитель. Уверяю вас, я не знаю заранее, как смогу сыграть пьесу, до тех пор пока не опробую помещение, фортепиано, слушателей и себя самого. Может быть, я смогу держать все под контролем и выразить себя с абсолютной свободой, а может быть и нет. Порою кажется, что мне нечего сказать: ноты произведения все на месте, но это мертвый скелет. Это напоминает изысканно сервированный стол, на котором отсутствуют яства; и слушатель уходит с концерта голодным.

ДВЕ РАЗНОВИДНОСТИ ПИАНИСТОВ

Мне кажется, существуют две разновидности пианистов. Большинство с похвальной точностью может овладеть каждой нотой, каждой ремаркой; все у них продумано во время домашних занятий. Когда они появляются перед публикой, то просто переносят свою концепцию в большее помещение, играя так же, как играли бы дома. Они всегда стараются исполнять пьесу одинаково. Я не верю, что это единственно верный путь. Я не умею так играть, и мой учитель Рубинштейн — тоже: он никогда не играл пьесу одинаково.

Артисты другого рода — а таковых мало, уверяю вас, — никогда не исполнят пьесу дважды одним и тем же образом. Они стремятся к такому контролю, который дает им абсолютную свободу выражения. Они понимают, как много факторов влияет на артиста на сцене — даже температура воздуха! Если я играю «Аппассионату» в душный знойный день, страсти в ней могут быть несколько приглушенными — не такими, как при более благоприятной температуре.

Конечно, у себя дома необходимо выработать общий план трактовки, однако публичное исполнение может отличаться от него, включать элементы импровизации. Это требует более высокого артистического мастерства, поскольку такое исполнение — свободно, непринужденно, индивидуально (разумеется, в определенных пределах).

При свободе интерпретации предполагается: сознание и вкус артиста столь развиты, что он может положиться на свое минутное вдохновение. Но за всем этим должен стоять логический план действий. Мне кажется, я принадлежу к тому немногочисленному роду пианистов, которые, поддавшись минутному вдохновению, играют импровизационно.

 

О РИСКЕ

Если вы хотите играть свободно и вдохновенно, вы должны делать это смело и не тушеваться со стыдливостью и робостью, которые являются серьезными недостатками. Иногда в обществе встречаются люди, все время боящиеся попасть впросак; они ведут себя зажато и всех раздражают, помимо того что доставляют большие неудобства самим себе. Исполнитель должен отбросить всякий страх и рисковать всем! Он должен быть абсолютно свободен и открыт для выражения эмоционального и духовного содержания музыки. Если удается, играя произведение, импровизировать, кажется, что фортепиано перестает звучать как фортепиано. Говорят, что у Рубинштейна инструмент звучал не по-фортепианному.

Поскольку вы слышали Рубинштейна, вы, наверное, помните, как необычно звучал у него рояль — как совершенно другой инструмент или как целый оркестр (вопреки множеству неверных нот). Когда он играл сам, он брал много фальшивых нот, но в преподавании был очень точен и придирчив: он не выносил «мазню» ни у учеников, ни в собственном показе, но, выступая перед публикой, шел на риск. Он не беспокоился о фальшивых нотах, если только мог донести эмоциональное состояние музыки самым захватывающим образом.

12[3]45
Наши друзья
Киев химчистка ковров
 
 

Москва, Издательский дом Классика-XXI, 2007