Фортепианная игра. Ответы на вопросы о фортепианной игре. Маленькая книжка простых наставлений

  

Фортепианная игра

Ответы на вопросы о фортепианной игре

ПРЕДИСЛОВИЕ

Что справедливо в отношении учителей, так же справедливо в отношении музыкальных произведений. Учащийся не должен слушать, по крайней мере повторно, плохих произведений, хотя бы они и назывались симфониями или операми. В этом вопросе он может в значительной мере положиться на собственное чутье. Учащийся может не понять и, вероятно, не поймет с первого раза всей глубины новой симфонии, но он должен получить общее впечатление достаточной силы и ясности, чтобы захотеть прослушать ее вторично. Если такое желание отсутствует, то не надо слушать произведение снова только лишь из чувства долга; куда разумнее будет избежать вторичного прослушивания, ибо привычка — большая сила, и если мы приучим наше ухо слушать какофоническую музыку, то можем утратить наше отвращение к ней, что равносильно утрате хорошего, естественного вкуса.

Многое в современной музыке напоминает опиум, морфий и другие смертельные наркотики. Следует избегать даже соприкосновения со всеми этими вещами. Подобные музыкальные наркотики фабрикуются иногда лицами значительной известности — той быстро завоеванной известности, какую можно приобрести с помощью коммерческих приемов (в чем в определенной степени повинна продажная часть прессы). Учащийся не должен обманываться именами, чья широкая популярность слишком недавнего происхождения. Повторяю, пусть он лучше прислушается к собственному чутью и, следуя его указаниям, посодействует своей скромной лептой возвращению некоторых нынешних «новомодных» музыкантов обратно во мрак заслуженной ими неизвестности.

Я употребляю термин «новомодные» намеренно, ибо подлинные мастера — некоторые из них умерли лишь недавно — никогда не унижались до таких приемов саморекламы, на которые я указывал. Весь мир отвел для них почетное место; они по праву заслужили его благодаря своей художественной силе, гению и чистоте.

Мой совет учащимся и всем любителям музыки: во что бы то ни стало придерживайтесь школы, культивирующей искренность и целомудрие в музыке. Она, право же, здоровее, морально и эстетически надежнее всей своры наших нынешних щекочущих и раздражающих нервы «модернистов». Музыка должна всегда возвышать, всегда пробуждать в нас то, что, сообразно требованиям времени и места, есть в нас лучшего. Если вместо выполнения этой священной миссии она будит самые низменные наши инстинкты и спекулирует на этом для того, чтобы наполнить карманы виновника ее появления, она не должна встречать ни поддержки, ни поощряющего внимания со стороны благородно мыслящих людей. При этих условиях пассивное сопротивление нередко может оказаться действенным.

Вопрос о воздержании от известного рода музыки приводит мне на память еще одно зло, которого американцам следует избегать: речь идет о странном и устарелом предрассудке, будто обучаться музыке лучше за границей, чем здесь. Хотя количество таких преподавателей и не очень велико, я лично могу назвать пятерых американцев, в течение многих лет безуспешно добивавшихся здесь высокого признания, какого они заслуживали. А теперь? Теперь они живут в различных европейских столицах, получая самые высокие гонорары, какие когда-либо выплачивались за преподавание, и эти высокие гонорары они получают от американских учеников, которые толпами идут в их студии. Равнодушие соотечественников, фактически изгнавшее этих людей с их родины, пошло последним на пользу; но как отнестись к тем, кто не сумел удержать их здесь? Ошибка непоправимая, поскольку эти люди и не помышляют о возвращении в Америку иначе, как в качестве гостей.

Долг американских учащихся и любителей хорошей музыки — позаботиться о том, чтобы те квалифицированные преподаватели, какие здесь еще есть, здесь и остались. Массовая эмиграция в Европу наших обучающихся музыке должна прекратиться. Если учащийся что называется «закончил» здесь свои занятия, и учитель отпустил его на волю, он может совершить ознакомительную поездку в Европу. Смена обстановки и обычаев, несомненно, расширит в некотором смысле его умственный кругозор. Но если говорить о музыке, то он наверняка убедится, что большей частью своего очарования Европа обязана расстоянию. За исключением превосходных оркестров Европы, дела в отношении музыки обстоят там в настоящее время далеко не так хорошо, как у нас, средний же учитель музыки в Европе ни на йоту не лучше равного ему по положению в Америке.

12[3]4
Наши друзья
Холензим
 
 

Москва, Издательский дом Классика-XXI, 2007