Фортепианная игра. Ответы на вопросы о фортепианной игре. Маленькая книжка простых наставлений

  

Фортепианная игра

Ответы на вопросы о фортепианной игре

ПРЕДИСЛОВИЕ

Цель этой маленькой книжки — дать общий обзор искусства фортепианной игры и поделиться с учащейся молодежью результатами наблюдений, сделанных мною в годы моих собственных занятий, а также опытом, вынесенным из концертной деятельности.

Разумеется, речь тут может идти лишь о конкретной, материальной стороне фортепианной игры — о воспроизведении в звуках того, что ясно обозначено в печатных строках музыкального произведения. Другая, гораздо более тонкая область фортепианной игры зависит от воображения, утонченности чувств и духовного видения и состоит в стремлении передать аудитории то, что композитор, сознательно или бессознательно, скрыл между строк. Эта психическая сторона фортепианной игры не поддается словесному выражению и поэтому ее не следует искать в этом томике. Не лишним будет, однако, коснуться этих неуловимых проблем эстетики и интерпретации хотя бы для того только, чтобы показать, насколько они обособлены от вопросов техники.

Когда учащийся-пианист вполне овладеет материальной стороной, то есть техникой, перед ним открывается безграничный простор — широкое поле художественной интерпретации. Здесь работа имеет преимущественно аналитический характер и требует, чтобы ум, дух и чувство, подкрепленные знаниями и эстетическим чутьем, образовали счастливый союз, позволяющий достигнуть ценных и достойных результатов. Именно в этой области учащийся должен учиться постигать то невидимое, что объединяет на первый взгляд отдельные группы нот, периоды, разделы и части в некое органическое целое. Проникновение духовным взором в это невидимое и есть то, что подразумевают музыканты, говоря о «чтении между строк», являющемся в одно и то же время наиболее увлекательной и наиболее трудной задачей для исполнителя, поскольку именно между строк таится — в литературе, как и в музыке, — душа произведения искусства. Играть же ноты, даже если играть их правильно, — этого еще далеко не достаточно для того, чтобы воздать должное жизненной сущности художественного произведения.

Мне хотелось бы повторить здесь слова, которые я употребил во втором абзаце: «сознательно или бессознательно». Краткое пояснение по поводу этой альтернативы может пролить свет на проблему чтения между строк — тем более что я лично склонен верить в «бессознательный» вариант.

Я полагаю, что у каждого талантливого композитора (не говоря уже о гении) в моменты творческой лихорадки зарождаются мысли, идеи, замыслы, находящиеся целиком за пределами его сознательной воли и контроля. Говоря о творениях, созданных в такие минуты, мы применяем как раз надлежащее выражение, заявляя, что композитор «превзошел самого себя». Мы тем самым признаем, что подобное состояние исключает контроль над собой. Критическое, трезвое наблюдение за своей работой во время творческого процесса немыслимо, ибо фантазия и воображение стихийно, помимо воли творящего, влекут его за собой до тех пор, пока звуковое видение не получит целостного завершения и не будет освоено духовно и физически.

Но если сознательная воля композитора играет незначительную роль или вовсе не участвует в создании произведения, то из этого, очевидно, следует, что он не обязательно является абсолютным авторитетом для исполнения данного произведения. Педантичное следование концепции самого композитора не является, по-моему, непреложным правилом. Авторская интерпретация может быть не свободной от известных пристрастий и манерности, а исполнение к тому же может страдать от недостатка пианистического опыта.

Поэтому, мне кажется, гораздо важнее воздать должное самому произведению, нежели рабски придерживаться концепции автора.

Таким образом, раскрытие интеллектуального или эмоционального смысла, таящегося между строк, — вот что всегда должно оставаться задачей исполнителя, если он обладает духовным видением, дающим право на индивидуальную концепцию, и техническим умением выразить то, что подсказывает ему (с помощью воображения и анализа) его индивидуальная концепция. При этих условиях интерпретация исполнителя — как бы точно ни придерживался он текста — должна и неминуемо будет отражать его воспитание, образование, темперамент, характер — короче говоря,

[1]2
Наши друзья
ссылка на описание Читать: https://welspro.com/
 
 

Москва, Издательский дом Классика-XXI, 2007